13 самых стильных вампиров в кино

В преддверии Хэллоуина мы вспомнили фильмы и сериалы про вампиров и выбрали самых харизматичных героев, чьи образы не утратили своей актуальности даже через несколько сотен лет

Луи и Лестат, «Интервью с вампиром»

Барнабас Коллинз (Джонни Депп, «Мрачные тени», 2012)

Еще при жизни богатый дворянин и донжуан Барнабас слыл красавцем и одним из самых стильных мужчин своего времени, а после смерти обрел настоящую аристократическую бледность. Внезапная влюбленность в юную Жозетту Дюпре стала его роковой ошибкой. Отвергнутая им служанка Анжелика Бушар, будучи ведьмой, убивает его невесту, а самого Барнабаса превращает в вампира, чтобы его страдания длились вечно. Похороненного заживо, его откапывают через два века, в 1972 году, и он возвращается в свое поместье Коллинвуд, которое к этому времени пришло в упадок.

Рожденный в XVIII веке, Барнабас привык носить расшитые камзолы, рубашки с кружевными рукавами, галстуки-банты, массивные золотые цепи и драгоценные перстни. Но на дворе 70-е, молодежь ходит в брюках-клеш и мини-юбках ярких цветов. Тем не менее, древний вампир не изменяет своим привычкам и продолжает носить камзолы и плащи с пелеринами благородных темных оттенков, не забывая про трость с головой волка и массивные фамильные драгоценности, чем неизменно притягивает к себе любопытные взгляды. Единственные современные аксессуары, до которых снизошел Барнабас – темные очки и шляпа-федора, защищающие его днем от ультрафиолета.

1 из 5




Барнабас Коллинз, «Мрачные тени»

Луи де Пон дю Лак и Лестат де Лионкур (Брэд Питт и Том Круз, «Интервью с вампиром», 1994)

Фильм, положивший начало моде на вампиров, – не страшных кровососов из ужастиков 80-х, а прекрасных и опасных сверхсуществ, которым не чуждо чувство прекрасного, утонченный вкус и сибаризм. Древний вампир Лестат, увидев в страдающем от потери жены и ребенка молодом аристократе Луи необходимый ему потенциал, обращает его в вампира, чтобы сделать своим компаньоном. Луи, ищущий смерти, соглашается обрести новую жизнь, но вскоре понимает, что бессмертие – не дар, а проклятие, и его цена – жизни невинных людей.

Лестат отличался неуемным желанием брать от жизни все и отсутствием угрызений совести. Вместе с меланхоличным Луи, который беспрерывно боролся с внутренними противоречиями, они составляли странную пару двух противоположностей, которых одновременно и тянуло, и отталкивало друг от друга. Объединяли их вечная молодость и красота, дворянская родословная, а также непременно богатые и роскошные наряды: в какие время и место не занесла бы их судьба – в Новый Орлеан, Старый Свет или Париж – вампиры разодеты по последнему слову моды. Дизайнером всех костюмов был легендарный итальянский художник-постановщик Данте Ферретти. В XVIII веке он одел героев в изысканные, расшитые шелком камзолы с кружевными сорочками, в XIX веке – в парчовые сюртуки и шубы в пол с меховым воротником, а также в современные деловые костюмы – уже в наше время.

1 из 5




Луи и Лестат, «Интервью с вампиром»

Уильям «Спайк» Кровавый (Джеймс Марстерс, «Баффи – истребительница вампиров», 1997-2003)

Спайк одевается преимущественно в total black, изредка разбавляя его темно-красными рубашками. Отличительная деталь его гардероба, по которой его силуэт можно узнать даже ночью со спины – длинный кожаный плащ. В 1977 году в нью-йоркском метро он снял его с поверженной им истребительницы вампиров и с тех пор носил, не снимая, сделав его своеобразным личным символом. Короткие обесцвеченные волосы, лондонский акцент и черная кожа создали настолько яркий, запоминающийся образ, что Спайк даже утверждал, будто Билли Айдол скопировал свой стиль у него.

Но герой интересен не только запоминающимся внешним видом, который за более чем 20 лет не утратил свою актуальность, но и сложной биографией. Робкого неудачливого поэта Уильяма Пратта в светском обществе прозвали Кровавым, потому что «его стихи могли довести до самоубийства». Впоследствии это прозвище обрело иной смысл, когда новообращенный в 1880 году вампир стал безжалостным убийцей и взял себе имя Спайк (spike – железнодорожный костыль, которым он убивал своих жертв), утопив Лондон в крови. И, наконец, почти через сотню лет вернув свою душу, Спайк стал героем, готовым пожертвовать своей жизнью ради других. Не случайно он занимает первое место в рейтинге «50 лучших вампиров» в кино и на телевидении по версии журнала SFX.

1 из 5




Спайк, «Баффи – истребительница вампиров»

Дракула (Гэри Олдмен, «Дракула Брэма Стокера», 1992)

Этот фильм стал знаковым в истории кинематографа, так как в нем Дракула впервые предстал перед зрителями не в образе бездушного монстра, одержимого лишь жаждой крови, но существом с внутренними противоречиями и способного на любовь. Отдельного внимания заслуживает его внешний облик, богатство и сложность которого поражают воображение. Костюмы для фильма создала японский дизайнер Эйко Исиока, которая, в свойственной восточным людям манере, заложила в цвета и отделку одежды особый символизм.

В начале фильма в своем замке Дракула предстает в ярко-алом халате, расшитом золотыми фениксами, который окутывает его с ног до головы, словно потоки крови. Это отсылка к костюмам актеров театра кабуки, что намекает на способность графа к перевоплощениям. А чего стоят его кроваво-красные доспехи по типу самурайских, похожие на группы мышц под снятой кожей! В Лондон граф уже приезжает настоящим франтом, одетым по последней моде конца XIX века. Его образ с изысканным серым костюмом-тройкой с удлиненным приталенным сюртуком, тростью, цилиндром и синим пенсне после выхода фильма стал каноническим. В конце Дракула одет в роскошное золотое одеяние, похожее на церковное облачение, в котором он и встречает свою смерть в часовне на руках возлюбленной. В мотивах балахона легко угадываются аллюзии на картину «Поцелуй» Густава Климта со связанными навечно влюбленными.

1 из 5




Дракула, «Дракула Брэма Стокера»

Дэвид (Кифер Сазерленд, «Пропащие ребята», 1987)

Дэвид живет в пещере, недалеко от прибрежного города, со своей бандой безбашенных вампиров-байкеров. Днем они спят, свесившись со свода вниз головой, как летучие мыши, а по ночам садятся на мотоциклы и едут в город на охоту в поисках легкой добычи и безрассудных развлечений.

С обманчивой на первый взгляд ангельской внешностью, голубоглазый блондин обезоруживает обаятельной улыбкой, после чего мягко увлекает в свои сети, из которых жертве уже не выбраться. У Дэвида обесцвеченные волосы с небрежной панковской прической, а в левом ухе болтается длинная серьга, как у какой-то рок-звезды 80-х. Его огромное черное пальто в стиле оверсайз с большими лацканами и металлическими пуговицами напоминает шинель главнокомандующего – как большой размер, так и стилистика милитари (в качестве украшения Дэвид даже прицепил на него серебряный орден) подчеркивают его статус главаря банды вампиров, держащей в страхе калифорнийский городок Санта Карла. Его образ – вечно молодого и прекрасного вампира, в крови которого кипит юношеское бунтарство и страсть к опасным, даже диким играм, которые бы испугали большинство обычных людей, – широко популяризировал моду на готическую субкультуру среди молодежи и в кино. Например, культовый образ Спайка из «Баффи – истребительницы вампиров», опасного блондина в длинном черном пальто, был списан именно с Дэвида.

1 из 5




Дэвид, «Пропащие ребята»

Адам (Том Хиддлстон, «Выживут только любовники», 2013)

Меланхоличная история про вампиров, которые давно приспособились к современному миру и уже не убивают людей ради свежей крови, а пополняют свои запасы в местных больницах и у личных дилеров, распивая кровь из бокалов, словно вино, или делая из нее мороженое. Адаму уже много веков, и он давно разочаровался в этом мире, всерьез подумывая о самоубийстве, чему немало способствует мрачная атмосфера Детройта, в котором он обитает последние годы. Единственное, что все еще держит его на земле – жена Ева, живущая вдалеке от него, в теплом Танжере. Прознав о его депрессивных планах, она тотчас же прилетает к нему, чтобы за неспешными интеллектуальными разговорами и воспоминаниями о прошлом напомнить мужу о вещах, ради которых стоит продолжать жить.

Талантливый андерграундный музыкант, Адам коллекционирует старинные музыкальные инструменты, окружает себя винтажными вещами и предпочитает одеваться в стиле 60-х. По улицам он разгуливает в черных кожаных штанах и куртке, что в сочетании с длинными, вечно спутанными волосами и темными очками делает его похожим на стареющую рок-звезду. Чтобы максимально оградиться от окружающего мира, выходя на улицу, он надевают кожаные перчатки, так как вампиры способны считывать историю вещей, едва прикоснувшись к ним. Дома Адам ходит босиком и носит шелковые халаты или небрежно накинутые на голое тело рубашки и легкие штаны глубоких оттенков. Его образ нельзя назвать модным, он как будто находится вне времени и просто надевает то, что за все прожитые годы нравится ему больше всего. Темные тона одежды дополнительно подчеркивают суицидальные мысли, фоном для которых вне дома служит умирающий и буквально разваливающийся на части город, а в заброшенном особняке Адама – старые гитары, которые вот-вот перестанут играть.

1 из 5




Адам, «Выживут только любовники»

Виаго, Дикон и Владислав (Тайка Вайтити, Джонатан Бруг и Джемейн Клемент, «Реальные упыри», 2014)

Кровожадные, но дружелюбные вампиры Виаго, Дикон и Владислав, разменявшие уже не первую сотню лет, мало того что дожили до наших дней, так еще и неплохо приспособились к современному миру. Они живут в мрачном общежитии XIX века, спорят, кто будет мыть посуду и оттирать пол после ужина, а по ночам выходят прогуляться по темным улицам Веллингтона, чтобы пригласить на обед наивных горожан.

Друзья называют Виаго «денди XVIII века»: он даже по дому ходит в кафтанах, сорочках с кружевными манжетами и пышным шарфом на шее, а для выхода в город вообще может надеть расшитый шелком камзол с кружевным жабо. У Дикона стиль попроще и побрутальней: ему нравятся кожаные штаны, гусарский доломан, простые удобные сорочки (сказывается прошлое бродячего торговца) и куртки с меховыми воротниками. А Владислав, он же бывший господарь Валахии Влад Цепеш, уже несколько веков подряд носит старомодные бархатные костюмы с цилиндрами, предпочитая черные и темно-красные оттенки. Что ничуть не мешает кровососам ходить в ночные клубы и на вечеринки и драться на улицах с оборотнями – мало ли сегодня чудаков гуляет по ночным улицам…

1 из 5




Виаго, Дикон и Владислав, «Реальные упыри»

Джон (Дэвид Боуи, «Голод», 1983)

В роскошном таунхаусе в центре Нью-Йорка всегда зашторены окна. Здесь, в окружении антикварной мебели, каменных ваз и статуй, которым уже по 3000 лет, живет чета вампиров – Джон и Мириам. После заката они знакомятся в ночных клубах с людьми и приводят их к себе домой… А на утро сжигают их останки в печи в подвале дома. 300 лет назад во Франции Мириам обратила талантливого виолончелиста в вампира и вышла за него замуж. С тех пор они ведут неспешную жизнь современных аристократов, которые берут, что хотят, и никуда не торопятся.

Древняя вампирша не случайно выбрала Джона в качестве очередного спутника жизни на ближайшие сотни лет: тонкие черты лица, светлые волосы, пронизывающий взгляд – при одном взгляде на него читается голубая кровь. Он всегда одет как настоящий денди – будь то свободный светлый двубортный костюм с большими лацканами вместе с двухцветными, начищенными до блеска туфлями, которые он носит днем, или черный кожаный пиджак с темными очками и забриолиненными волосами, когда он охотится в ночном клубе. Дома же он ходит в черном шелковом халате, как истинный сибарит, бесшумно растворяясь в старинных интерьерах с лепниной. Лишь одна деталь его гардероба остается неизменной – египетский крест с лезвием, который он носит на шее и с помощью которого убивают своих жертв. Анх символизирует вечную жизнь, что для бессмертных вампиров, которые не выживут без свежей крови, вдвойне символично.

1 из 5




Джон, «Голод»

Эдвард Далтон (Итан Хоук, «Воины света», 2010)

Через десять лет после глобальной эпидемии, превратившей большинство людей в вампиров, мир разделился на две неравные части: хищных охотников, выживание которых зависит от свежей крови, и их добычу – не обращенных людей, к 2019 году находящихся на грани исчезновения. Ученый-гематолог Эдвард Далтон, обращенный в вампира против своей воли, не желает пить кровь людей и отчаянно ищет искусственный заменитель, который может спасти оба враждующих лагеря. Его одежда мрачна и лаконична, как и мир, в котором он вынужден жить. Практически лишенный ярких красок жизни, он разделен на черное и белое, на ночь и день, как и люди, некогда бывшие одним целым, а теперь боящиеся смерти – одни в лучах солнца, а другие в темноте.

Безупречные черные костюмы Эдварда, словно доспехи, скрывают его истинные мысли, растворяя в серой толпе других обреченных. Белые рубашка и галстук, едва выглядывающие наружу, которые он позволяет себе расстегнуть лишь дома в полном одиночестве, будто символизируют его благие помыслы, которые он вынужден скрывать от алчного руководства, видящего в будущем антивирусе лишь источник наживы. Не случайно в своей лаборатории, работая над поиском лекарства, Эдвард облачен во все белое. Познакомившись с подпольной группой выживших людей, герой, отчаянно желающий снова стать человеком, соглашается помочь им, а также себе и всему человечеству, после чего в его образе пропадает сдавливающий горло галстук, а также становится все меньше черный одежды, которую постепенно вытесняет белая.

1 из 5




Эдвард Далтон, «Воины света»

Джерри Дэндридж (Колин Фаррелл, «Ночь страха», 2011)

Глава четырехсотлетнего клана вампиров не случайно своим новым местом жительства выбрал именно пригород Вегаса. Это место переполнено туристами, и никто не заметит, если уехавших людей будет меньше, чем прибывших. К тому же в городе с бурной ночной жизнью никого не удивит сосед, который выходит из дому только по ночам, а днем спит, плотно зашторив окна. Таких, как Джерри, называют «кровь с молоком»: привлекательный, уверенный в себе мужчина с дьявольской харизмой, которому ничего не стоит на ночь глядя заманивать в свой дом молодых девушек.

Обаятельный вампир отлично приспособился к современной жизни, мимикрировав под обыкновенного соседа, который недавно переехал в новый дом. Роскошные костюмы вампирского лорда остались в прошлом, сейчас же его цель – как можно меньше выделяться среди людей. Он носит обычные вещи – джинсы, рубашку, лонгслив – и даже в простой белой майке, перепачканной, как у рядового работяги, заставляет сердца потенциальных жертв биться чаще и искать новой встречи. С хищным взглядом охотника и обезоруживающей улыбкой плейбоя Джерри (даже имя он себе выбрал максимально далекое от ассоциаций с чем-то опасным) буквально гипнотизирует своих жертв, играя с ними, как кот с мышами, и они уже почти сами начинают хотеть, чтобы он их укусил.

1 из 5




Джерри Дэндридж, «Ночь страха»