Федя уехал на заработки. Раиса взяла детей и к нему. А он открыл дверь с якутенком на руках.

С деньгами в их краях туго было. Мужики подались кто куда. Семью-то поднимать надо. Кто на местах пробовали. Все ж родные края, опять же к жене и детям ближе. Печи клали, трактористами были, на скотный двор устраивались.

Screenshot_18

Федя не смог. И отправился в другие места.

По первости все хорошо было: поработает пару месяцев да вернется. Денег привозил. Жена Раиса нарадоваться не могла. Детей двое – Оксана 10 лет да Семен, которому 12. Ребята дружные, хозяйственные.

Тревога в доме поселилась, когда Федя приезжать перестал. Говорил, что вынужден на подработки оставаться, что некому больше, за другого просят выйти.

— Да что же это делается! Ты же не двужильный! Два месяца за себя робишь, два за кого-то. А отдыхать когда? Надорвешься же! Я договорилась с Митей из соседнего села, им нужен человек в бригаду! – кричала Раиса мужу по телефону.

— Не надо, Рая. Я останусь, все хорошо! Ты не переживай! – успокаивал ее Федор.

— Так мы так миллионерами станем! Это ж ты сколько заработаешь! — вдруг осенило Раису.

В трубке повисла тишина.

— Ты это. Рая. Тут такое дело. Я бесплатно друга-то подменяю! – выдохнул Федор.

— Бесплатно? Да они же едут на тебе! Без устали трудиться! Да где это видано! – завозмущалась жена.

Но Федя пояснил, что у друга тяжелая ситуация в семье. И деньги очень нужны. Надо помочь. Поверила.

Подруги сочувственно кивали. Только языкастая Валька вдруг покачала головой и сказала одно:

— Дурят тебя!

На нее шикнули, но та лишь ухмылялась.

Время шло. Федя деньги слал, а дома как был один раз, так больше и не показывался.

— Добрый он у меня. Безотказный. Ох и соскучилась я по нему! – чуть не плакала у матери на плече Раиса.

И дети по папе скучали.

Ну а он… Помогал, да. Звонил. И не приезжал. Правда, обещал вырваться. Но все не получалось.

Так время прошло. Раиса вся извелась. И решила туда, где муж работает, нагрянуть. Пристыдить их. Что человека используют. От семьи отрывают. Для пущей убедительности решила с собой детей прихватить. Благо отпуск.

Белобрысенькие и синеглазые Оксана да Семен, все в отца, быстро собрались.

Адреса отца у них не было. Был только рабочий. Да и то случайно, Раиса его в портмоне мужа тогда подглядела. На всякий случай. И звонить мужу да предупреждать не стала.

— Может, тебе, Рая, не ездить лучше? Как говорится, в блаженном неведении быть? – усмехнулась Валентина.

— Да чего ты все лезешь со своими шутками! Сама без мужика живешь и к другим все лезешь! – отмахнулась Раиса.

А самой все равно тревожно было. Добирались долго. Дети устали дорогой. Вот и та контора. Раиса, поправив кудри, воинственно влетела внутрь.

Начальник долго слушал ее причитания. Смотрел исподлобья на стоящих позади детей. Наконец откликнулся:

— Я что-то не понял? Вы от меня чего хотите?

— Как это? Чего? Хватит ему столько работать! Больше года без отпуска! Без отдыха! Верните нам его домой! – подытожила Раиса.

— Да его никто и не держит как бы. Отработал – пусть едет. Сам пожелал остаться. И живет он теперь отдельно, уж не знаю, почему. Не со всеми. На квартиру перебрался. Месяца как три уже, — вздохнул начальник.

— Приболел! Случилось что! Адрес! – Раиса завопила так, что даже стоящие сзади Оксана и Семен подпрыгнули от неожиданности.

Начальник адреса не знал. Но позвонил кому-то и его дали.

Помог и с машиной. Довезли Раису и всех остальных. Они с любопытством по сторонам смотрели. Совсем чужие места. Все не такое.

— Мам, а у нас красивей, да? У них хоть и лето сейчас, но тоскливо что-то! Я уже домой хочу! — вздохнула Оксана.

Раиса решительно позвонила в дверь. Оттуда донесся детский плач.

— Мам! А папка квартирует, что ли? – спросил Семен.

Дверь распахнулась. На пороге стоял их муж и отец. Федя. С якутенком на руках. Раскосые глаза, темные волосы сомнений не оставляли. Раиса и дети недавно книжку читали. Да кино смотрели про те места, где папа их.

— Рая? Ты… Откуда? А как же? Раиса, я, — начал было Федя, но дети бросились на радостях к нему.

Он пытался их обнять, беспомощно глядя на жену.

— Дай ты мне его! Надрывается, бедолага. Мамаша-то где нерадивая? Тебя в няньки записали! Тихо, мой дорогой! Тихо, черноглазенький! – заворковала Раиса.

Внутрь вошли. Там и нет почти ничего. Бедно.

— Федя! Он же есть хочет! Мамка-то где? – обернулась Раиса.

— Нету. Рая, я это, — начал было опять муж.

Но Раиса решительно двинулась к холодильнику.

— Так, смесь какая-то непонятная. Я за молоком сейчас сбегаю. По бабушкиному рецепту сделаю! Магазин вон видела, проезжали, — и она убежала.

Накормленный ребенок спал. Раиса сама его укачала. Только как пыталась в кроватку переложить – якутенок просыпался и верещал. Так и сидела с ним на руках. А дети по обе стороны от отца. Схватив его за руки и прижавшись.

Федя изменился. Похудел, осунулся, взгляд жесткий. Но смотрит на нее с любовью, такого ни одна женщина не спутает.

— Оксана! Иди с Семеном во двор. А мы с папой поговорим! – вскинула глаза Раиса.

Дочка вздохнула. Уходить не хотелось. Но она решительно взяла брата за руку и ушла.

— Мама его где, Федя? – только и смогла прошептать Раиса.

Поняла она все. Сердцем почуяла. Хоть и гнала вначале мысли, как вошла. Думала, привиделось, глупости, обойдется. Не обошлось.

— Не стало ее. Роды тяжелые, — Федя молча плакал.

— Любил сильно? – спросила, вдруг вскинув голову.

А саму ревность разрывала.

Покачал головой.

— Тебя только. Всю жизнь. Тут просто как помутнение нашло. Но маленького не могу оставить, хоть и предлагали. Жаль его очень. Пропадет же. Все порывался к тебе приехать. Но как? И с ним тут не справляюсь. Соседка помогает. Прости, Раечка. Не держи зла. Будьте счастливы. Деньги я присылать буду, — только и смог Федя ответить.

— Что ерунду несешь? Дети соскучились. Работать будешь там, где я договаривалась. Возвращаемся вместе, — Раиса решительно встала.

— А он? – у Феди руки затряслись.

— И он с нами. Пусть только попробуют рты раскрыть. Уж я закрою. Или сомневаешься? – ответила Раиса.

Она сильная была. Несмотря на то, что вроде и смешливая, наивная. Но стоило соседкам потом начать злословить да другим ребятам, когда подрос, якутенка дразнить, как тигрица его защищала.

— Нечего на мужа напраслину разводить! Другу он помог. Взял мальчонку. И не чешите больше языками. Наш он. Наш сынок, Васютка. И красивый, хоть и не похож на вас всех.

Приняли потом Васютку. Разговоры стихли на фоне других тем. Не надышится на супругу Федор. Любят ее дети.

И почти не отходит от матери, помогая ей во всем, приносит то букет полевых цветов, то земляники, маленький якутенок Васютка. Который стал для Раисы такой же родной и любимый, как ее дети.