Менторский тон. Зачем вам нужен наставник


Кому нужен ментор

Современный мир высоко ценит институт наставничества. Согласно недавнему исследованию, 75% специалистов очень нуждаются в менторе и только 37% уже договорились о сотрудничестве с ним.

Наличие наставника особенно важно, если вы миллениал. Специалисты считают, что грамотное наставничество — ключевой фактор вовлеченности сотрудников, родившихся с 1981 по 1996 год. Сегодня эти люди — основная рабочая сила. Миллениалы хотят не просто получать в конце месяца зарплату: им нужна осмысленная деятельность, понимание, что они двигаются к цели, и пусть эта цель будет благородной.

Рассказы компаний о том, что они делают мир лучше, — приманка не столько для потребителей, сколько для сотрудников. Однако важно согласовывать свои цели с целями вашей организации, иначе может получиться, что вы сортируете мусор и выступаете за спасение косаток, в то время как ваше предприятие планирует открывать свалку радиоактивных отходов в океане.

Ментор помогает разобраться, что человек делает на рабочем месте, куда несут его судьба и планы директора. Например, последнее трехчасовое совещание — полезный опыт или никчемное топтание на месте?

Без мудрого взгляда со стороны в этом не так-то легко разобраться.

Больше всего менторы нужны в сферах, где нужно ориентироваться в огромных информационных потоках, а результаты труда не всегда очевидны и их нельзя потрогать руками. Вероятность того, что у работника будет наставник, в некоторых отраслях выше, чем в других. Так, больше шансов обзавестись личным гуру у работников научной отрасли (ментор есть у 66% ученых), служащих в правительстве (59%), работников образования ( 57%) и тех, кто занят в маркетинге, рекламе и пиаре (56%).

Менторы от Античности до наших дней

Ментором звали эллина, которого Одиссей, отправляясь под Трою, оставил присматривать за своим сыном Телемахом. С одной стороны, Ментор неплохо справился со своей работой, раз его имя осталось в веках и стало термином. С другой стороны, и он не был идеален: в трудные времена юного Телемаха сопровождал не престарелый воспитатель, а богиня Афина в его образе.

А вот у Александра Македонского ментор оказался более эффективным. Интересно, как сложилась бы история царствования Александра, если бы развивать ум и характер ему помогал не Аристотель, а кто-то другой?

В Средние века, когда начали развиваться гильдии и профессиональное обучение, наставничество стало обычной практикой. Молодые люди не только приобретали технические навыки, но и пользовались покровительством авторитетного специалиста. Правда, само слово «ментор» после Античности надолго пропало из обихода. Исследователи нашли этот термин в англоязычной литературе только в конце XVIII века, в письме лорда Честерфилда к сыну.

Менторство в западном мире снова стало актуальным в начале ХХ века: появились специальные программы, направленные на то, чтобы молодежь стремилась к достижениям и всячески дерзала. В Советском Союзе обращение к старому опыту было поначалу не особенно нужно: все строили новый мир, до основания разрушив старый. Но с развитием промышленности понадобились знания и опыт мастеров.

Молодой специалист, устроившись на производство, получал наставника, обычно пожилого и опытного, который знал, где именно надо постучать разводным ключом, чтобы всё мгновенно заработало.

С 1980-х годов тема менторства распространилась на науку и бизнес. Вдруг выяснилось, что Аристотели могут сыграть важную роль в жизни руководителей корпораций или хотя бы повлиять на производительность труда менеджеров. Теперь мы знаем массу замечательных примеров подобного влияния на бизнесменов, героев и просто творческих людей. Мартин Скорсезе помогал Оливеру Стоуну в Нью-Йоркском университете. Цукерберг называет своим наставником Стива Джобса. Это отразилось и в популярной культуре: Оби-Ван Кеноби воспитал Энакина Скайуокера, а Дамблдор — Гарри Поттера…

Менторство меняется

Раньше люди, желавшие помогать менее опытным, не сбивались в группы под знаменем «готов делиться». Это современный феномен. Причины его популярности — обилие возможностей, быстрая смена подходов к работе, тренд на непрерывное обучение и большая разобщенность специалистов.

Сейчас сложнее ориентироваться на прошлый опыт: в любой сфере изменения происходят очень быстро. Кроме того, работник часто находится физически далеко от своего начальника. Согласно исследованию, в 2018 году в США было 56,7 миллиона фрилансеров. Это треть американских трудящихся. При этом более 90% из них считают, что им полезно постоянное обучение.

В России в 2017 году фрилансеров было до 1,5 миллиона человек. Сюда не входят штатные сотрудники, работающие удаленно, а таких по меньшей мере столько же. Получается, что все эти люди, сидящие за компьютером в коворкинге или собственной гостиной, лишены компаньона, а значит, порой их уверенность в том, что они всё делают правильно, колеблется.

Поскольку запрос у каждого конкретного человека к ментору свой, наставничество сегодня развивается в самых разных областях, а его концепция существенно расширилась. Нельзя с одним общим мерилом идти к деятелям искусства или стахановцам-стартаперам, академическим работникам или спортсменам, журналистам или программистам.

Наставник — это не всегда человек, который уже побывал там, куда вы стремитесь, и делал что-то похожее. Иногда он просто помогает вам взглянуть на вашу работу со стороны, увидеть в ней слепые пятна, показать неожиданный ракурс.

Хотя менторство — это неформальное общение, однако, чтобы помочь подопечному грамотно, нужна подходящая технология. На Западе, говоря о наставнике, чаще всего имеют в виду профессионала, обученного коучингу, который может раздавать советы людям широкого спектра профессий. Он будет апеллировать к вашим ценностям, целям, мечтам и нет-нет, да и ввернет мотивирующую цитату Махатмы Ганди. В нашей стране, кажется, надежнее пойти к проверенному специалисту, чем к человеку, который сначала заведет речь о духовной жизни, а потом внезапно спросит: «Кем вы видите себя через 50 лет?» Хочется просить конкретного совета, выясняя, где именно в вашем бизнесе протечка.

В чем плюсы менторства

Институт наставничества очень плотно исследуют за рубежом, где личная эффективность работника стоит во главе угла. По сути, ментор — это тот человек, благодаря которому оклад работника будет выше. Психологи Университета Южной Флориды выяснили, что положительные эффекты менторства действительно есть и их даже можно измерить.

Сотрудники, у которых есть свой Оби-Ван, действительно больше зарабатывают, более довольны карьерой и оптимистичнее смотрят на мир. Во всяком случае, они верят в то, что еще продвинутся вперед.

Правда, ученые делают оговорку, что разрыв в статистике между группами небольшой.

Наиболее очевидны плюсы наставничества в академической среде. Если вы занимаетесь естественными науками и сидите в университетской лаборатории, то ваш успех зависит не только от ваших стараний, но еще и от того, насколько активен старший научный сотрудник, который вам помогает. Ученые в США выяснили, у студентов было в 4,5 раза больше шансов улучшить свои учебные навыки, если их коллеги-аспиранты вмешивались в лабораторные дискуссии и брались всех поучать.

Американская компания Endeavor Global задалась целью открыть секрет успешного стартапа. Ее исследователи изучили предпринимательский опыт нью-йоркских бизнесменов и в 2015 году опубликовали результаты. Выводы напоминали выкладку частного детектива, нанятого следить за неверной женой: оказалось, что многие предприниматели «имели тесные личные связи с основателями других успешных компаний». У 30% самых успешных коллективов за 10 лет были наставники, которые так или иначе влияли на процесс. Других значимых факторов исследователи не нашли.

Какие отношения должны быть с наставником?

«Никаких» — неправильный ответ. В Висконсинском университете в Милуоки обнаружили, что отношения протеже и ментора без взаимопонимания — это всё равно что работа без ментора вовсе. То есть некие отношения всё же должны складываться. И к этому стоит приложить усилия.

Как правило, менторы не получают личных выгод от такого сотрудничества.

Хорошие отношения с протеже не в счет. Менторов утешает то, что они делают мир лучше, продвигают свою сферу, вносят вклад в развитие перспективной отрасли — всё это улучшает самооценку. Есть, конечно, данные о том, что люди, которые ввязываются помогать новичкам, получают и другие бонусы (например, ощущают бо́льшую вовлеченность в работу и радость от нее), но ради этого мало кто согласен вставать с дивана.

Классическая форма сотрудничества — личные встречи в формате «учитель — ученику». В фокусе внимания профессиональное развитие ученика или его бизнеса. Но в последнее время появилось множество других форм, например:

  • напарничество (buddying) — хрестоматийный пример из комедий: американский полицейский, которому его бадди показывает, где лучшие пончики;
  • флеш-наставничество — когда эксперт приходит разок взглянуть на вашу кухню, поделиться мнением, дать подсказки;
  • «теневое менторство» (shadowing) — когда специалист ходит тенью за протеже, наблюдая за его работой. Так он может по ходу дела давать ценную обратную связь или записывать полезные наблюдения.

Есть даже реверсивное наставничество: старший учится у младшего. Особенно это полезно в технологических областях и в сферах, где нужно знать и понимать современные молодежные явления.

Хедхантерские изыскания говорят о том, что миллениалы неуютно себя чувствуют в организациях с иерархической структурой. Оттого и наставничество у них не вертикальное, а скорее горизонтальное, похожее на улицу с двусторонним движением: тут ты мне подсказываешь, но я тебе тоже могу кое-что посоветовать.

В общем, тут всё как и везде — по договоренности. Никто не мешает прямо сегодня четко сформулировать свой вопрос, подумать, какому специалисту он может быть адресован, и найти в сети своего ментора.

Где искать наставника

Существует масса способов найти ментора. Например, программа МГУ — первая общеуниверситетская менторская программа в России, организованная силами выпускников. Любой студент или выпускник alma mater может оставить заявку на сайте, и команда клуба устроит встречу с наиболее подходящим наставником. Проблемы, с которыми обращаются в клуб, могут касаться и науки, и других сфер. Вот пара примеров:

  • молодые ученые под руководством старших товарищей разработали инновационную технологию обработки;
  • ментор помог выпускнице физфака разрешить конфликты в коллективе.

Несколько программ предлагает «Сколково», среди которых отметим программу «Технопарка». Здесь упор делается на бизнес и интересные инновации. Вашим ментором будет предприниматель или специалист в области высокотехнологичного бизнеса, а ученик перед началом сотрудничества должен подготовить инновационный проект. Важный момент: участников сразу предупреждают, что ментор не будет инвестировать в их разработки. Впрочем, существует и инвестиционный менторинг — его организуют в «Сколково-Венчурс» (дочка фонда «Сколково»).

Идея наставничества лежит в основе открытого конкурса управленцев «Лидеры России». В нем могут принять участие люди возрастом до 55 лет с менеджерским опытом, одна из причин конкурировать за победу, помимо денежных призов — возможность перенять опыт у наставников, которыми выступают бизнесмены, чиновники высокого ранга и прочие специалисты, от действующих губернаторов и бывших министров до председателей правления многомиллиардных корпораций.

Тысячи экспертов, предпринимателей, высококлассных специалистов во всем мире готовы безвозмездно делиться опытом и знаниями с теми, кто хочет принять их дар, но при этом кроме базовых общих принципов вроде добровольности, доверия и ответственности в этой сфере нет никаких четких прописанных правил. Некоторые даже заранее предупреждают, чтобы протеже потом не расстраивались:

«Ментор не гарантирует ничего, кроме того, что он выделит часть своего времени и внимания на встречу».

Но разве в современном мире есть что-то дороже времени и внимания?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *